Gem of the North


  -ОтветитьНовая темаГолосование-

> Рассказ о влюбленном воре, Новогодняя история
shadowdweller
Отправлено: Dec 23 2011, 06:49 PM
|Цитировать


Group Icon



Рассказ участвует в конкурсе на литфоруме "Желтый дом графомана - Клиника ЖДГ". Народ там о Фаэруне и D&D не слышал почти. По условиям конкурса, в рассказе должны быть Новый год, врачи и чудо. Поэтому заранее извиняюсь за снег и мороз в Калимпорте и прочие издевательства над сеттингом.

С наступающим, норочки! smile.gif

Рассказ о влюбленном воре

В какой бы дом я ни вошел,
я войду туда для пользы больного,
будучи далек от всякого намеренного,
неправедного и пагубного...

Что бы при лечении – а также и без
лечения – я ни увидел или ни услышал
касательно жизни людской из того,
что не следует когда-либо разглашать,
я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Из клятвы Гиппократа

– Боги, как она идет!.. Нет, ты только посмотри, как она идет! – Ториас восхищенно завел глаза.
По улице куда-то спешила хорошенькая девушка-полурослик в синем суконном платье и подбитом беличьим мехом сером плаще. В руках она несла корзинку свежеиспеченных булочек. Казалось, ветер придирчиво перебирает веселые золотистые кудряшки, как богатый клиент – драгоценные кольца в лавке ювелира.
Ториас и Анатувиэль уже целую вечность торчали в подворотне. Спасаясь от порывов вездесущего ледяного ветра, они вжались в облезлую стену дома. Когда эльфийка увидела, что именно так взволновало ее друга и наставника, ей стало ясно, что обещанного «дела» не будет.
– Ты выгнал меня на этот адский холод, чтобы похвалиться новой подружкой? – вскинула брови эльфийка, – А я, между прочим, хотела как раз сегодня заработать несколько монет. Честным, заметь, трудом.
– Заработать? – фыркнул полурослик, – Коротышка, ты же валяешься в гробу, как дохлая кошка, у всех на виду в лавке гробовщика! С каких пор это называется трудом? «Ах, в наших изделиях даже ваша старая гадкая теща будет смотреться эльфийской красоткой»! Брось, лучше скажи, как тебе девочка?
– О, это будет приключение повеселее той горячей полуорки с кастрюлей! – расхохоталась эльфийка, – А вообще – с каких пор тебе нужно мое одобрение?
Если бы взгляды могли убивать, Анатувиэль бы рухнула на обледеневшие камни, корчась в медленной и жестокой агонии.
– Ее зовут Марта. Я думал, ты… – полурослик с досадой сплюнул, – Идем, Коротышка. Зря я тебя сюда привел.
Ториас повернулся и с похоронным видом побрел прочь. Анатувиэль покачала головой:
– Что-то здесь не так. Ты сам не свой. Может, расскажешь толком, что это с тобой стряслось, Ториас?.. Ториас! – увидев, что ее друг уходит, эльфийка поспешила за ним.
– Что тут объяснять? – буркнул полурослик, даже не взглянув на подругу, – Кажется, в этот раз я попался по-настоящему. Уже два месяца будто больной. Сначала веду себя, как идиот, а потом чувствую себя, как идиот. Как подумаю о ней – кусок в горло не лезет, а внутри все как будто каменеет и сжимается. Это любовь, Коротышка, понимаешь?
– Любовь? – эльфийка пожала плечами, – Так поговори с ней, за чем же дело стало?
– Ничего ты не понимаешь, – Ториас помрачнел, – Марта, она вон какая! Она на меня и не взглянет. Я нищий, вор, бездельник… Да а еще и юбочник. Эх, кто бы мог подумать, что я буду об этом жалеть?

***

Начался снегопад. Увязая по щиколотку в рыхлом снегу, Ториас и Анатувиэль, наконец, добрались до ветхой деревянной хибары. В выбитые окна врывался ветер, который с настойчивостью бездарного менестреля каждую зиму пытался удивить жителей Калимпорта одной и той же нагоняющей уныние песней. Этот заброшенный двухэтажный домик в глухом переулке бедного квартала вот уже несколько лет служил пристанищем «Ночным теням», одной из самых дерзких воровских шаек в городе.
Анатувиэль задумчиво произнесла:
– О чем только думают ваши боги? Продолжение рода – дело серьезное!
– Чем дольше и упорнее ты добиваешься взаимности, тем больше ты будешь дорожить ею, когда в конце концов добьешься, – пожал плечами ее друг, – Это же очевидно.
– А может, перестанешь ценить, как только добьешься, – покачала головой девушка, – Или выйдет, что один любит и дорожит, а другой позволяет себя любить. Тухло.
– Что ты хочешь сказать? – подозрительно покосился на эльфийку Ториас.
– А то, что я никогда не буду страдать от подобной болезни, – безмятежно улыбнулась Анатувиэль. Заметив скептический взгляд друга, она продолжила, – Кореллон Ларетиан, Отец Народа, дал нам тирамин.
– Тирамин? – повторил полурослик, – Что это?
– «Тирамин» означает «лекарство от одиночества». Это когда ты смотришь кому-то в глаза и понимаешь, что вы – одно. А он смотрит на тебя и с ним происходит то же самое, – терпеливо объяснила другу эльфийка.
– И всегда совпадает? – недоверчиво покачал головой Ториас.
– Всегда. Сам Кореллон решает, кто кому лучше подходит. Тирамин – знак его воли.
Полурослик невесело усмехнулся:
– Знаешь, Коротышка, я был «как одно» уже со столькими женщинами, что Марту это только лишний раз разозлит.

***

Они вошли в дом. Ториас налил в котелок воды и достал из покосившегося комода банку с чаем, пока Анатувиэль разводила огонь в очаге.
Вскоре душистый горячий напиток, приятно пахнущий мятой, был разлит по кружкам. Из комода, который был для друзей одновременно посудным шкафом, ларем для продуктов, сейфом и баррикадой от ломящейся в домишко стражи, а его нижний ящик иногда даже служил кроватью для кого-нибудь из гостей, извлекли большое блюдо с халвой. Эльфийка и полурослик уселись за стол.

– Кажется, я придумала, как тебя исцелить, Ториас, – уверенно заявила Анатувиэль, обхватив ладонями глиняную кружку, от которой поднимался густой ароматный пар, – Я думаю, что у хинов тоже должно быть что-то вроде тирамина. Влюбился же ты в Марту, как только увидел! Мне кажется, все дело в том, что тебя Марта еще не видела по-настоящему. А вот когда увидит, какой ты на самом деле, – сразу поймет, что ты – ее тирамин, уж будь уверен.
– Так Марта тебе все-таки понравилась, слава Йондалле! – с торжеством воскликнул полурослик и заинтересованно посмотрел на эльфийку, – Что ты предлагаешь?
– Ничего такого, чего ты не смог бы провернуть. Давно пора вспомнить, кто в этом городе самый удачливый вор, самый ловкий и веселый парень… И вообще – кто тут соблазнил половину гарема нашего светлейшего паши?
Ториас довольно хмыкнул, но потом вдруг насупился и надолго задумался.
– Мне трудно в этом признаться, Коротышка, – выдавил он, наконец, поерзав на стуле и несколько раз пригладив свои мятежные угольно-черные вихры, – Но мне жутко не по себе от того, что я окажусь с ней один на один. Может быть, ты пойдешь со мной?.. Не вздумай смеяться! – Ториас погрозил кулаком подруге, которая, действительно, уже готова была расхохотаться от души.
Анатувиэль глубоко вдохнула и медленно выдохнула, чтобы справиться с приступом смеха, и деланно спокойным голосом произнесла:
– Хорошо, Ториас. Я пойду с тобой. Спрячусь получше и буду наблюдать. Если что – ты будешь не один. И я не буду смеяться, обещаю.
Полурослик улыбнулся и заметно приободрился.
– Так и сделаем. Ну, что, на рынок – стащить что-нибудь к обеду?
– Нет. Этим займусь я одна. А ты отправишься в бани. Тир’а’мин или нет, но любой мужчина должен приближаться к женщине вымытым и аккуратным. Кроме, разве что, орка, но они не в счет.

***

…Когда понурый Ториас вышел за дверь, Анатувиэль стояла, прислонившись к стене и изнемогая от сотрясавшего ее беззвучного хохота. Эльфийка сделала шаг навстречу, но едва взглянув на Ториаса, тут же скорчилась от нового приступа безудержного веселья. Опасаясь свалиться в кашу из снега и грязи, девушка опять привалилась к спасительной стене. Единственное, что удалось Анатувиэль – это вытереть слезы и принять более-менее серьезный вид.
Полурослик метнул на нее испепеляющий взгляд.
– Ты… – начал было он.
– Ну, знаешь, – перебила его девушка, всхлипнув от вновь накатившего на нее приступа изнуряющего смеха, – после того, как ты сказал, что ее глаза подобны бездонным зеленым болотам, в которых извиваются тучи пиявок-мыслей, ситуацию еще можно было как-то исправить...
– Ты бросила меня одного, – мрачно проронил Ториас, исподлобья взглянув на Анатувиэль.
– …но когда ты сказал: «Груди твои, как кокосы»... – продолжила эльфийка, закусив губу, – я даже не стала дослушивать. Еще секунда, и я бы все испортила. Если бы Марта услышала мой смех, она бы подумала, что ты решил над ней поиздеваться. Или… – Анатувиэль испытующе посмотрела на Ториаса, – ты все испортил сам?
Полурослик задумался, потом медленно кивнул.
– Я же тебе говорил, что веду себя, как идиот. Наверно, это даже лучше, что тебя там не было, – произнес он упавшим голосом, – Тебе не пришлось услышать, как мне дали от ворот поворот.
– И как же? – улыбнулась эльфийка, – Как обычно? «Меня сложнее покорить, чем всех твоих бывших, вместе взятых»? «У меня есть гордость»? «Не хочу стать еще одним номером твоего списка»? Или «ты плохой парень, я тебе не пара»?
– Если бы…. – вздохнул полурослик, – Я ей безразличен. Я для нее такой, как все. Ни лучше, ни хуже. Она сама так сказала.
Ториас нахохлился и плотно закутался в плащ.
– Я ожидал чего угодно, только не этого. А это, Коротышка, полный провал. Идем домой, холодает.
Анатувиэль вздохнула и молча побрела за своим другом. Только сейчас она почувствовала холод. Крепко зажав в замерзших кулаках рукава суконной куртки, девушка потерла покрасневший нос и уши, острые кончики которых мороз уже начал хватать своими цепкими коготками. Под ногами поскрипывал снег, на него желтыми квадратами ложились веселые отблески ярко освещенных окон. С любопытством заглянув в одно из них, Анатувиэль почти ощутила приятное тепло очага, в котором обнадеживающе потрескивал огонь. Через месяц Калимпорт готовился встречать Макушку зимы.
Словно уловив мысли эльфийки, Ториас вдруг сказал:
– Настроение такое, что хочется сдохнуть от пеньковой лихорадки. А тут еще праздник этот.
Девушка пожала плечами:
– Подумаешь, девчонка отшила. Неужели это тебе помешает веселиться?
– К нам никто не придет, – отрезал полурослик, – У Фруппи родители и братишки с сестренками. Риго и Шиллалли ждут первенца. Ренрилу, в отличие от меня, повезло с девушкой. А Сэммюэль теперь не наш – он важная шишка, слуга Тира, помощник судьи, кто бы мог подумать… Еще кого-нибудь припомнишь?
– Так давай пригласим их всех к нам – рассмеялась эльфийка, – Хотя, им и приглашения не нужно
– Если даже они и придут, Коротышка, я-то буду один – сокрушенно покачал головой Ториас, – Придется пыжиться и делать вид, что мне тоже весело. Хуже не придумаешь.
Некоторое время они шли молча. Когда полурослик и эльфийка оказались у порога своего дома, Ториас печально и задумчиво сказал:
– Знаешь, Коротышка, у хинов есть поверье. Самое священное для нас – семейные узы. К тому же, мы обожаем все новое. Так вот, каждая новая семья радует богов. А уж если она создается в канун Макушки зимы, когда начинается новый год, боги дают ей особое благословение. В праздник Макушки зимы наши боги радуются за нас у себя на Зеленых полях, а мы – здесь, вместе с ними. Когда я увидел Марту, я уж размечтался, что в этом-то году точно смогу порадовать богов. Вот дурак!
С этими словами он вошел в дом.
Эльфийка не ответила. Она смотрела в небо. В такие ночи звезды очень хорошо видны. Девушке вспомнились слова матери: «Звезды – это глаза богов и тех, кто ушел в Арвандор. Ушедшие видят все, что с тобой происходит, и сочувствуют тебе». «В этот праздник Макушки зимы Ториас не будет один, я вылечу его от одиночества, это я вам обещаю!», – сказала себе Анатувиэль и вошла в дом вслед за другом.

***

Прошло несколько дней. Ториас грустил, но не подавал виду. Они старательно избегали разговоров о Марте. Анатувиэль же изо всех сил пыталась расшевелить друга и заставить его снова смеяться.
– Может, возьмешь кастрюлю да прогуляешься? – спросила эльфийка полурослика через пару дней, – Уже два дня торчишь дома, как старый колдун.
Ториас, мысли которого были заняты чем-то другим, кивнул и рассеянно пробормотал:
– Ну да, а зачем кастрюля?
– Как же, – фыркнула Анатувиэль, – Вдруг какую высоченную красотку встретишь, а кастрюли под рукой не окажется? В таких случаях надо всегда иметь ее при себе. Не теряя времени, сразу нахлобучиваешь милашке на голову, хватаешься за ручки – и подтягиваешься! Как с той полуоркой.
Напоминание об этой истории всегда было лучшим способом рассмешить Ториаса, но сейчас он только отмахнулся:
– Да ну тебя, – и продолжил задумчиво чертить что-то пальцем по столешнице.
– Меняла Туамир недавно хвалился, что поставил на свой сундук какую-то новую ловушку. Говорит, целое состояние за нее отвалил и теперь ничего не боится, – как бы между прочим, продолжила эльфийка, – Накажем хвастунишку?
– Нет, – угрюмо опустил голову Ториас, – Иди одна. Или возьми Ренрила. Или Фруппи. Потом расскажешь.
– Да, дело дрянь, – задумчиво присвистнула Анатувиэль и добавила тихо, чтобы друг ее не слышал, – придется лечить принудительно.

***

Через день эльфийка ураганом ворвалась в дом, со злостью захлопнув за собой дверь.
– Нет, кто-то должен, наконец, приструнить этого наглого полуорка! – возмущенно заявила Анатувиэль.
Полурослик поднял глаза от какого-то чертежа, который он внимательно изучал, и вопросительно посмотрел на подругу.
Эльфийка сложила руки на груди:
– Ты только подумай – сейчас я зашла в кофейню, чтобы раздобыть нам пончиков, а там оказался этот громила, наемник, Рок Кровавый топор. Он купил огромный пирог с орехами и фруктами, а заплатил только за половину. Заявил, что хозяйка – коротышка, а тем, кто вдвое меньше человека ростом, надо и платить вдвое меньше! И ушел! Как она плакала, бедняжка… Говорит, это не в первый раз. Надо сказать страже.
Ториас сощурился:
– Марта?
– Марта, – Анатувиэль со вздохом кивнула головой.
– Сами разберемся, – решительно заявил полурослик.
– Мы?! – девушка возвела глаза к потолку, – Боги, помогите, мой друг сошел с ума! Да этот Рок переломит тебя, как спичку! У него же кулаки с голову младенца!
– А голова – с кулак младенца! – весело рассмеялся полурослик, – А что, Коротышка, как там наш поборник справедливости Сэммюэль? Ставлю золотой, он и спит в своей новенькой судейской мантии!
– Ториас, что ты задумал? – требовательно спросила Анатувиэль, – В какую историю ты опять хочешь меня втянуть?
– Ровным счетом ничего, Коротышка, – невинной улыбке полурослика позавидовал бы даже ангел, а черные глаза его полыхнули демоническим огнем, – Просто я полгода не видел своего друга Сэма. Пригласи-ка его завтра в кофейню Марты.
– Запросто. Где еще посидеть трем друзьям, как не в этом уютном местечке! – улыбнулась эльфийка. Ей было приятно видеть своего друга вновь оживленным и деятельным.
Предвкушая веселье, Анатувиэль отправилась к Сэммюэлю.

***

…Трое друзей сидели за столиком в кофейне. Ториас выбрал самое лучшее место посреди зала, откуда было видно все происходящее. Анатувиэль наслаждалась теплом и чудесным вкусом кофе и булочек с ежевичным джемом, изредка посматривая на спутников. Сэммюэль слегка нервничал – с некоторых пор он считал своих друзей весьма сомнительной компанией. Ториас же, подобравшись, словно кошка у мышиной норы, с хищным видом следил за входной дверью.
Они беседовали уже пару часов и успели выпить несколько чашек кофе, когда в кофейню вошел Рок. Он оглушительно протопал к стойке, где стояла Марта. Анатувиэль поежилась, когда глыбоподобная громадина миновала их столик. Под сероватой кожей, покрытой многочисленными шрамами, бугрились мощные мышцы, единственный глаз бешено вращался – Рок Кровавый топор не зря получил свое прозвище.
Полуорк угрюмо поправил повязку, закрывающую правый глаз, и наклонился к Марте.
– Ну, что, птичка, – проревел он, брызгая слюной. Марта отодвинулась и украдкой вытерла щеку, – Тащи-ка мне сюда свой пирог, а то брюхо к ребрам присохло!
С этими словами полуорк для солидности с размаху опустил на стойку внушительных размеров кулак. Раздался грохот. Деревянная стойка жалобно заскрипела. Все, кто сидел в зале, подпрыгнули от неожиданности. Зеленые глаза Марты расширились от испуга.
Анатувиэль поморщилась. Потом прочистила горло. На руку эльфийки тут же успокаивающе легла рука Ториаса.
– Спокойно, Коротышка, – прошептал он, – Не спугни…
Девушка кивнула и откинулась на спинку стула, наблюдая за другом.
Ториас выпрямился.
– Почтенный Сэммюэль, давно хочу тебя спросить… – произнес он учтиво, но громко и четко, чтобы все в кофейне могли его услышать.
Несколько посетителей обернулись на голос полурослика.
Старый друг Ториаса важно кивнул головой:
– Спрашивай, Ториас. Я всегда готов помочь тебе.
– Как Справедливый Тир смотрит на такие случаи, когда кто-то что-то покупает, но отказывается платить?
– О, это очень серьезный проступок – Сэммюэль назидательно поднял кверху указательный палец, – И называть его надлежит… разбоем.
Наступила тишина. Анатувиэль видела, как напряглась могучая спина полуорка и дрогнула его бычья шея. Краем глаза эльфийка заметила, что Марта тоже прислушивается к разговору, и сдержала улыбку. Ториас тем временем так же громко и уверенно продолжал:
– А какое же наказание, почтенный Сэммюэль, будет назначено мне, если я так сделаю?
Помощник судьи сделал вид, что глубоко задумался.
– Полагается… выдернуть три зуба – авторитетно заявил он наконец.
Ториас схватился за щеку:
– Но если полурослику полагается выдернуть три зуба, то человеку за такое же преступление, получается, должны выдернуть шесть?
– Именно, мой добрый Ториас – Сэммюэль согласно закивал в ответ, – Ты все правильно понял.
Приятель Анатувиэль подошел к полуорку и воззрился на него снизу вверх. Все взгляды посетителей кофейни были прикованы к ним.
– А вот господин Рок, – он задумчиво показал на нависающего над стойкой верзилу.
Полуорк окаменел.
– Он такой крупный, – продолжил Ториас, – что, уж наверно, будет и ростом и весом как целых два человека, вместе взятые Скольких же зубов он лишится, уважаемый Сэммюэль?
– А ты посчитай, Ториас, – произнес Сэммюэль менторским тоном, оценивающе глядя на огромную фигуру у стойки, – Если господин Рок вдвое крупнее человека, то и зубов у него вырвут вдвое больше. А это значит – двенадцать. Очень просто. Если ты мне не веришь – давай позовем стражу и спросим у них.
– Отличная мысль, – Ториас сделал пару решительных шагов к двери.
Несколько мгновений повисшую в зале тишину нарушало только бульканье воды в забытом на плите медном кофейнике. Посетители, кто со страхом, кто с откровенным весельем, наблюдали за происходящим у стойки. Молчание прервал отчаянный вопль Рока.
– Я больше не буду – взревел громадный полуорк и с неожиданной для своих огромных размеров стремительностью бросился прочь из кофейни.
Ториас задумчиво посмотрел ему вслед, потом не спеша повернулся к девушке за стойкой и галантно поклонился ей.
– Этот громила больше не будет докучать тебе, красавица, – полурослик изящным жестом положил на стойку увесистый кожаный мешочек с обрезанными завязками, – А это наш скромный Рок только что просил передать тебе как плату за все съеденные пироги.
– Спасибо, Ториас – выдохнула Марта, прижав руки к груди, – Ты такой отважный
Она выбралась из-за стойки и запечатлела на щеке своего спасителя нежный поцелуй. Непревзойденный покоритель женских сердец густо покраснел.
Ни наслаждающийся триумфом Ториас, ни перепуганная и восхищенная Марта не заметили, как перемигнулись Анатувиэль и Сэммюэль. И уж тем более не заметили они, как эльфийка послала воздушный поцелуй в сторону окна, в котором маячила физиономия любопытного полуорка, на всякий случай крепко сжимающего рукой нижнюю челюсть.

***

Через три недели «Пестрая кошка» в полном составе отмечала двойной праздник – наступление Макушки зимы и свадьбу своего предводителя. Целый день мужчины чинили крышу, конопатили стены и вставляли новые стекла, а девушки готовили праздничное угощение. В конце концов, холодный полуразрушенный дом стал теплым и счастливым пристанищем двух любящих сердец.
Устав от танцев, Анатувиэль выбралась на крыльцо и села отдохнуть на ступеньки. Калимпорт ликовал. То тут, то там в небо взлетали фейерверки, издалека слышались песни и музыка.
Ночь кануна Макушки зимы выдалась ясной и морозной. Эльфийка с наслаждением вдохнула холодный воздух, прислушиваясь к зажигательному плясовому мотивчику, который доносился из их с Ториасом дома. Ренрил выделывал невероятные пассажи на виоле. Ему жизнерадостно вторили цитра, волынка и барабан. Слышался топот ног и веселые крики.
Дверь открылась, выпустив сноп света и облачко пара, и к Анатувиэль подошел Ториас, сияющий, как новенький золотой. Полурослик сел рядом с подругой и хлопнул ее по плечу:
– Ты чего это тут одна? Печалишься, что до сих пор не нашла свой тир’а’мин? Так найдешь еще – все впереди!
– Ты поэтому пригласил на свадьбу этого зазнайку Ригара? Хорош тир’а’мин, ничего не скажешь – расхохоталась Анатувиэль.
Ториас насупился.
– Ригар – заносчивый и самовлюбленный остроухий павлин, и я не дал бы за него даже волосок с левой ягодицы Неугомонного плута, – с этими словами Ториас осенил себя знамением, до смешного похожим на попытку залезть в чужой карман, – Но он, увы, единственный из наших приятелей-воров подходит тебе по росту. К тому же, он эльф, как и ты. Так что сейчас же отправляйся плясать и веселиться. Не зря же я его уговаривал
В доме музыканты заиграли «Хин в гостях у эльфов», из приоткрывшейся двери на снег упала полоска яркого желтого света, пахнуло теплом и выглянуло раскрасневшееся личико Марты. Счастливый Ториас убежал танцевать.
Анатувиэль поднялась со ступенек и посмотрела на звезды. Эйреван Илесир, Вечно меняющийся – ее божественный покровитель – может гордиться ею. Разумеется, Ториас обо всем догадался, но она никогда не расскажет ему правду, как бы он ни допытывался. Эльфийка улыбнулась. Правду говорят, счастлив больной, который исцелился, но вдвойне счастлив лекарь, который смог исцелить. А это – как раз такой случай.


--------------------
 /l、
゙(゚、 。 7
 l、゙ ~ヽ
 じしf_, )ノThis is Kitty. Copy Kitty to your signature to help her achieve the world domination.
| PM| Email Poster|
Вверх Вниз
Clan_Marlin
Отправлено: Dec 23 2011, 08:51 PM
|Цитировать


Group Icon



Можно ли кинуть линк на рассказ нескольким знакомым - ненорочкам?

....

Спасибо smile.gif

Это сообщение отредактировал Clan_Marlin - Dec 23 2011, 10:03 PM


--------------------
<just_RP> Я умею писать только то, что надо. Когда я пишу что думаю, выходит херня какая-то
---------------------------------
<Гюльчатай>
---------------------------------
http://bit.ly/ok7cgV - Marlin
| PM| Email Poster| ICQ|
Вверх Вниз
shadowdweller
Отправлено: Dec 23 2011, 09:59 PM
|Цитировать


Group Icon



Можно, почему нет?


--------------------
 /l、
゙(゚、 。 7
 l、゙ ~ヽ
 じしf_, )ノThis is Kitty. Copy Kitty to your signature to help her achieve the world domination.
| PM| Email Poster|
Вверх Вниз
_tolik_rovnyakov_
  Отправлено: Dec 26 2011, 12:55 PM
|Цитировать


Group Icon



Мненравица smile.gif


--------------------
Каил
| PM| Email Poster|
Вверх Вниз
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Опции темы -ОтветитьНовая темаГолосование-